После алкоголя: как справиться с зависимостью?

Люди
1WTl1LCyXcQ

Юлия Ульянова – журналист, автор «Трезвого блога» и консультант по алкоголизму. Сегодня она помогает отказаться от алкоголя другим, потому что сама больше 10 лет не могла с ним расстаться. О том, как изменить себя, не изменяя себе, и почему стране нужен сухой закон – в нашем интервью.

Текст: Татьяна Барашкова
21 апреля 2016, 11:58

Лихие 90-е по-алма-атински

Я начала пить в 16 лет, и это было логично: все мои друзья пили. Были 90-е, Алма-Ата – самый апогей постсоветской разрухи. Тогда в подъездах кололись героином — и тут же умирали, к нам повалил дешевый алкоголь, его продавали литрами. Родителям нужно было много работать, они брали халтуру, заниматься детьми было некогда, и мы с братом были предоставлены сами себе. Я очень эмоциональный человек, мне нужно много любви, и внимания со стороны родителей не хватало. У нас дома вообще не было принято особо проявлять эмоции, и в какой-то степени из-за этого я не могла общаться с людьми, была неуверенной в себе и зажатой. Алкоголь меня растормаживал, и мне это очень нравилось.

О генетической предрасположенности

Когда я впервые попробовала шампанское, эффект сразу приятно удивил. Организм воспринял алкоголь так, как будто я всю жизнь этого ждала. Я была изначально, на генетическом уровне предрасположена к этому: у меня семейная история алкоголизма, дедушка умер в 40 лет от сердечного приступа, дядя покончил с собой. При этом дома пить было принято. Папа мог употреблять не только по праздникам. Я видела его пьяным и сильно, помню, один раз (это случилось под Новый год) его даже привели домой, потому что сам он дойти не мог. В 16 я, конечно, обо всем этом не задумывалась.

Потому что дешевле

Сначала я попробовала шампанское, а потом начала встречаться с парнем, который сильно пил и курил марихуану. Он покупал водку, потому что она была дешевле. Так мы проводили время регулярно после школы. И уже через год я прикипела к алкоголю настолько, что он стал моей сущностью, я не могла без него.

Zach Johnsen. Слева - "Jamaican Rum", справа - "Manhattan"

Zach Johnsen. Слева — «Jamaican Rum», справа — «Manhattan»

Но это не мешало. Я нормально закончила школу и поступила в институт. Из него, правда, меня хотели исключить: я так усердствовала с алкоголем, что утром не могла встать на пары. Но я нашла выход – перевелась на заочное, решила, что так смогу и пить, и учиться. Сейчас жалею об этом. На заочном отделении не было японского языка, который я начинала учить на дневном, а у меня к нему были способности. Но я сделала такой выбор, какой сделала. И каким-то образом доучилась и получила диплом, хотя и забирала его отдельно, потому что накануне напилась и проспала официальное вручение.

О моде на героиновый шик

Что без алкоголя мне никак, я поняла очень быстро. Но меня это не смущало. Я не собиралась доживать до 30. Я думала, что сейчас поживу, а потом покончу с собой – и все. Это было модно. Кельвин Кляйн и Кейт Мосс, Марла из «Бойцовского клуба», сигареты, субтильные, изможденные модели с расширенными зрачками, пати ночи напролет, суициды, клуб 27. Этот стиль назвали «циничным трендом». В интернете даже были форумы, на которых общались люди, собиравшиеся покончить с собой, я там сидела. Раз в две недели кто-то из участников реально умирал. А админ форума, с которым я тогда наиболее тесно общалась и даже приглашала приехать в гости, в итоге повесился – об этом я узнала уже годы спустя.

Смерть считалась чем-то эстетичным. Тогда со своим первым альбомом вышла Земфира, «А у тебя СПИД, и значит, мы умрём», появилась «Агата Кристи» с черными глазами и «Опиумом для никого». Родителям, конечно, не нравились все мои увлечения, но кто их слушает? Читала я в основном Хемингуэя и Ремарка, где все герои постоянно пьют. Как я мечтала попробовать кальвадос после «Триумфальной арки»! Да, это классика, конечно, с ней мы ничего не можем сделать.

Массовая культура всегда сильно влияет на психику подростка. Естественно, все люди разные, но я, возможно, не хотела бы подражать всему этому героиновому шику, если бы родилась в семье трезвенников, которые с утра делают зарядку, а вечерами всей семьей плавают в бассейне или катаются на коньках. Но я была морально готова к такой моде: вот мой любимый папа, он курит, пьет – значит, это нормально и безопасно.

 

О кодировке и первых попытках измениться

Сейчас я не пью уже 6 лет. Осознание того, что проблема есть и ее надо как-то решать, не было одномоментным. Неприятности в семье, на работе, со здоровьем происходили постоянно. Я залезала в вольер к бойцовым собакам и на крышу на 10-сантиметровых каблуках. У меня были демонстративные попытки самоубийства, после которых я поняла, что не смогу довести их до конца и все равно жить придется, а, значит, и проблемы все нужно как-то решать.


Кодировка – это внушение. Она не дает тебе освобождения, ты просто ломаешь себя, ставишь на паузу и ждешь, пока будет можно


В 25 лет я закодировалась. Это произошло после одного случая. Я работала администратором на реалити-шоу, и у меня с собой была крупная сумма денег. Я напилась, и подружка посадила меня в такси. Утром я обнаружила, что меня ограбили. Чтобы вернуть деньги в кассу, пришлось занимать у родителей. Тогда я поняла, что что-то не так, пошла и закодировалась. Это был первый серьезный шаг.

Продержалась я недолго. Через 1,5 года сорвалась: просто однажды в магазине не оказалось безалкогольного пива, на которое я перешла, будучи закодированной, и я купила обычное, выпила – и со мной ничего не произошло. Кодировка – это внушение. Она не дает тебе освобождения, ты остаешься привязанным к алкоголю, ты не уходишь в другую сторону, не перестаешь жить этой жизнью, ты просто ломаешь себя, ставишь на паузу и ждешь, пока будет можно.

Синдром отмены и друзья-собутыльники

Дальше становилось все еще хуже. Пока кодировка действовала, я успела научиться водить и выйти замуж. Теперь я ездила пьяная за рулем. Мне стало страшно. Знакомый в нетрезвом состоянии врезался в другую машину, в результате погибло трое человек. Я представила, что и со мной такое может случиться, что я могу попасть в тюрьму или погибнуть сама. Муж сказал, что уйдет от меня, если я продолжу пить. Привычные похмелья сменил абстинентный синдром – когда ты не можешь усваивать ни еду, ни воду, у тебя тремор, судороги и тахикардия, тебя бросает то в жар, то в холод, из-за гиперактивности нервной системы ты постоянно дергаешь конечностями, не можешь лежать спокойно, из-за жуткой тревожности ты не выключаешь свет и телевизор даже ночью, а когда тебе, наконец, удается забыться, тебя мучают кошмары. Я реально опасалась белой горячки.

Из-за этих страхов я снова бросила пить. Муж и родители меня очень поддерживали. Они тоже перестали употреблять алкоголь, чтобы помочь мне. Кроме семьи, у меня на тот момент не было никого. Все прежние «друзья» по факту были просто собутыльниками, они не понимали, почему я бросаю и уговаривали присоединиться к их компании. Я могу объяснить почему: не хочется тонуть в одиночестве. Когда рядом появляется человек, который хочет стать лучше, проще его приземлить, чтобы тебе не было стыдно, что сам ты не развиваешься. Справедливости ради добавлю, что с институтскими подружками я перестала общаться не потому, что они меня спаивали, нет. Просто однажды я подумала о встрече с ними и моментально выскочила мысль о водке. Я решила не рисковать.

О вегетарианстве и личностном росте

Я поняла, что нужно не просто отказываться от спиртного, а перестраивать себя всю. Основой, на которую все легло, стало вегетарианство. Я впервые задумалась о том, что я ем и как эта еда попала ко мне на тарелку. В ЖЖ наткнулась на статью Стива Павлина (американский блогер, писатель, автор тренингов по теме саморазвития – прим. ред.). Он писал, что на 30 дней отказался от мяса и в результате стал вегетарианцем. Это изменило его жизнь, за месяц он прокачал силу воли.


Главная проблема алкоголиков — они хотят волшебной таблетки


Мы с мужем решили тоже попробовать. Чтобы не сорвать эксперимент, мы мотивировали себя разными фильмами вроде «Meet Your Meat» и «Гамбургер без прикрас». Они нас настолько впечатлили, что к мясоедству мы уже не вернулись. Я стала изучать вегетарианские рецепты, в первый раз в жизни попробовала шпинат и брокколи, узнала о существовании разных специй. Книги по саморазвитию тоже продолжила читать. Для меня было откровением, что я могу изменить свою жизнь, что могу контролировать мысли, которые приходят в голову.

XmopEIQnj2A

Фото: Александра Бодрова

Как не «утопить» себя за компанию

Сейчас, кроме блога, я занимаюсь мотивирующей поддержкой, консультирую людей по скайпу. Главная проблема алкоголиков — они хотят волшебной таблетки. Многим приходится объяснять вполне очевидные вещи. Даже о том, что не стоит ходить на вечеринки, где будет алкоголь, догадываются не все. Для меня это лежит на поверхности, потому что я сама так срывалась.


Вопрос стоит однозначно: либо ты меняешь окружение, либо пьешь и можешь умереть


Люди вокруг очень влияют, тянут назад. Тяжелым алкоголикам психологи даже рекомендуют переехать в другой город. У меня круг общения поменялся на 90%. Конечно, сменить окружение не всегда так просто. Если члены твоей семьи тебя не поддерживают, продолжают пить, общаться с ними все равно не перестанешь. Но тогда нужно видеться реже или даже жить отдельно. Дело в том, что вопрос стоит однозначно: либо ты меняешь окружение, либо пьешь и можешь умереть. Это факт. В 2015 году в России умерло полмиллиона человек по причинам, связанным с алкоголем.

О cухом законе

Сейчас вести здоровый образ жизни становится модным. Это хорошо, и такую пропаганду нужно усилить. Тем не менее, по статистике, 65% россиян пробуют алкоголь в возрасте до 10 лет и Россия все еще входит в пятерку лидеров по употреблению алкоголя. Поэтому я считаю, что необходимо ввести cухой закон. Конечно, для этого нужно подготовить почву, активно рассказывать в школах, вузах и через СМИ, как алкоголь влияет на организм и личность человека. Не продавать алкоголь в продуктовых магазинах  –  это важно, потому что алкоголь – это легализированный наркотик, не имеющий никакого отношения к продуктам питания. Если и продавать, то в специальных пунктах и лучше за чертой города. Должно вырасти поколение, которое большинством голосов проголосует за введение сухого закона, но, чтобы это поколение выросло, начинать нужно уже сейчас. Построить общество – не дом построить, это займет немало времени.

Фото: Александра Бодрова

Фото: Александра Бодрова

Очевидно, что все равно найдутся противники сухого закона, все равно подпольно будут гнать самогон. Но без жертв никак. За такой подпольный бизнес нужно ввести жесткое наказание, как в Китае. Там за наркоторговлю расстреливают. А этиловый спирт, между прочим, был включен в список ВОЗ (Всемирной организации здравоохранения) как наркотическое вещество, которое действует парализующе на нервную систему. Конечно, контролировать на 100% исполнение закона невозможно, но в масштабах страны он даст результат.


Сейчас модно быть спортсменом, а не наркоманом. Это здорово!


Когда Горбачев ввел сухой закон, в стране произошел всплеск рождаемости, снизился уровень преступности и мужской смертности. Да, были минусы: и самогон гнали, и клей нюхали, и экономически это было невыгодно. Сейчас, кстати Михаил Сергеевич говорит, что нужно было тогда постепенно все делать, а не топором по голове. Вот и я того же мнения. Сначала – грамотная пропаганда трезвости, спорта и ЗОЖ, и только потом сухой закон. Думаю, сейчас мы на верном пути. На улицах не пьем, после 23 не продаем да и пить россияне стали меньше: если в 2014 году на душу населения приходилось 13,5 л спирта в год, а в этом — уже 11,5 л. Но больше всего меня радует мода на здоровый образ жизни. Сейчас модно быть спортсменом, а не наркоманом. Это здорово!

Фото: voxpopuli.kz, zachjohnsen.com, Иван Трояновский, Александра Бодрова

Наверх