Петер Нойвер

Люди
петер нойвер интервью

В разгар Биеннале музейного дизайна в Петербург приехал Петер Нойвер, чтобы провести открытую лекцию. Мы поговорили с австрийским дизайнером о том, как демократия мешает урбанистике, что общего у Петербурга и Вены и почему Россия - это не «Кока-кола Лайт».

Текст: Анастасия Белик
3 декабря 2014, 14:32

Об урбанистике и демократии

Урбанистика сегодня в тренде. Во всем мире она — часть общественного движения. Это говорит о том, что в ней есть необходимость, что за этим что-то стоит. Но я не знаю пока ни одного города мира, в котором бы эти обсуждения были очень эффективны. Возможно, в этом проблема демократии или похожих на нее форм власти: все обсуждается всеми, но никаких решений никто не принимает.


Петербург и Вена похожи: они потрясающе красивы, но в конфликте с современностью


Конечно, это касается и властей, и людей. У первых нет стимула что-то менять, а вторые боятся идти вперед. Вот Петербург был построен молниеносно, за раз. Это потому, что Петр был радикален и деятелен. Может, жить «под ним» было не очень весело, но он сделал что-то. Я думаю, сегодня нужно тоже быть радикальным — иначе ничего не получится. Нужно сделать сильный жест, смелое заявление. Люди могут быть против, но ты уже что-то изменил.


medium_56a2e7ab0dПетер Нойвер

- директор Австрийского музея прикладного
и современного искусства MAK (до 2011);

-  основатель МАК центра искусства
и архитектуры в Лос-Анджелесе;

- куратор и дизайнер выставок в Вене, Лос-Анджелесе
и других городах;

- автор книг по дизайну, архитектуре и искусству.


О Петербурге и Вене

В Вене, например, нет таких людей — готовых к радикальным действиям. Ты не можешь сделать в центре буквально ничего нового. Вся энергия как будто уходит на то, чтобы сохранить красоту. Но ведь этого недостаточно. А как у вас с этим? Мне кажется, здесь наши города похожи — они потрясающе красивы, но находятся в конфликте с современностью.

По-моему, сейчас самая плохая архитектура, которая когда-либо была. Потому что ее развитие определяет бизнес, никто не оказывает ей поддержку. Девелоперы строят здания тогда, когда знают, что смогут их продать. Они, понятно, не заинтересованы в архитектурных экспериментах и не видят ничего, кроме практических целей.


Я живу в старинном здании, но люблю, когда внутри все современное. Не хочется жить в шкатулке для драгоценностей


В домах так называемого исторического центра сегодня почти никто не живет — их покупают те, у кого есть деньги. Посмотрите, в большинстве городов мира в самых старинных и красивых домах располагаются всякие Prada, Louis Vuitton, банки и крупные офисы. То есть здания используются только для бизнеса, а отдыхать люди уезжают за город. Да и не самые богатые люди не воспринимают городскую среду как место, где можно находиться круглый год.  Это нехорошо. Чтобы исправить ситуацию, нужны новые здания, новые архитектурные решения. Что-то переносить, что-то строить новое.

Важно наконец понять, что экспериментировать — это вовсе не обязательно разрушать. Это значит создавать новый город на фоне старого, сохраняя его дух. В этом смысле примером для меня является Прага: в этом городе очень органично сосуществуют стили разных эпох — готика, ренессанс, модерн, авангард и другие. Я сам живу в старинном здании, но люблю, когда внутри все современно и удобно. Не хочется жить в шкатулке для драгоценностей. Я верю, что можно совместить эстетику, качество и удобство. Это я называю intelligent.

Peter Noever

О стрит-арте

Когда я был в вашем Музее стрит-арта, я подумал, что это прежде всего нужно для самовыражения и объединения людей в рамках мегаполиса. Люди, которые этим занимаются, просто выражают себя. То есть они идут на улицу и создают там свое искусство. Это в какой-то мере политический жест, вызов обществу — а общество, в свою очередь, воспринимает это как искусство и пытается найти ему применение. Так что все разговоры о том, что стрит-арт важен для преображения городской среды - просто отговорка.

О Петербурге

Бываю здесь редко, но любой город всегда чувствую мгновенно. Что мне нравится здесь, так это какая-то врожденная элегантность. Эти белые ночи, эта вода везде, эти люди… Элегантность во всем, и ее ничем не скрыть. А еще я люблю живость Петербурга по сравнению с немецкими городами, где все как-то слишком упорядочено и продумано. Здесь же все спонтанно и интересно — для меня, во всяком случае.


Россия уникальна: у людей много литературных сюжетов и противоречий в голове. Это вам не «Кока-кола Лайт»


Сергей «Африка» Бугаев
Советский и российский художник, музыкант и актер

Когда я приезжаю, люблю гулять здесь просто так, без цели. Я не знаю русского и не могу вам даже назвать места, которые мне нравятся. Я провожу здесь время со знакомыми художниками — они открывают мне что-то новое. Например, мой хороший знакомый Сергей Африка. Этому человеку удалось совместить прошлое и будущее. Он советский художник, но работает над тем, чтобы модернизировать свое представление об искусстве и не застревать в прошлом.

О России и «Кока-коле Лайт»

Мне кажется, у русских людей многослойное сознание — в нем много литературных сюжетов и противоречий. Россия уникальна, у нее такая тяжелая история, у множества людей такая драматичная судьба. Это вам не «Кока-кола Лайт». В том смысле, что если у остальных сегодня есть какая-то проблема, они стараются упростить себе задачу, придумать какой-то суррогат, чтобы было легче. А в России люди не ищут легких путей. Например, художники: если человек здесь занимается искусством– он делает это вопреки всему, у него нет никаких внешних стимулов. Это и есть настоящий художник. 

 

*материал подготовлен при поддержке Фонда «ПРО АРТЕ»

 

Фото:  PR-служба Петера Нойвера, kurienwissenschaftundkunst.at

Наверх