Художница Ирина Романовская: «Я сама — искусство»

Люди
SONY DSC

В конце мая петербургской художнице запретили проводить выставки картин на крышах, обвинив в нарушении антитеррористического законодательства. Мы поговорили с Ириной Романовской о том, что видят в ее работах люди, как делаются самые маленькие картины в мире и почему французские художники мечтают выставляться у нас.

Текст: Анастасия Белик
5 июня 2015, 15:05

Никита, житель Петербурга

Ирина Романовская, петербургская художница, организатор выставок и перформансов


Когда за использование крыши платят деньги, проблем с законом ни у кого нет


О ситуации с выставками на крышах

Меня обвиняли в том, что я сделала выставку на крыше, чтобы не платить за аренду «на земле». Отчасти это так — я считаю, что художники не должны платить за то, чтобы их работы выставляли. Но это и определенная свобода: ты имеешь возможность организовать выставку самостоятельно от и до, ни от кого не зависишь. Да и для петербургского искусства вполне естественно «жить» наверху — в мансардах, на чердаках. Но у нас же любят пожаловаться. И вот мне стали звонить из жилконтор. Кто-то говорил, что на крыше останутся следы от каблуков. Но ничего такого не было, плюс никакого шума — по сути, мы никому не мешали. Сейчас я изучаю законы: если это действительно запрещено, я готова прекратить выставляться — или буду искать места, где мне будут разрешать. Есть же экскурсии по крышам. Интересно, что когда за использование крыши платят деньги, никаких проблем с законом нет.


У меня появилось новое ощущение себя — что я сама искусство


О своем творчестве

Я живописец, мне нравится делать мазки. Люблю направление фовизм — это яркие цвета и упрощенные формы. Вдохновляюсь Матиссом. Любые впечатления, которые я получаю — какая-нибудь встреча, сочетание цветов, передача по телевизору — может ввести меня в творческое состояние и вылиться на полотно в виде форм и красок. А не так давно ко мне пришло новое ощущения себя — что я тоже искусство. И я стала устраивать перформансы. Вот недавно купила ярко-красный парик, чтобы поэксперементировать с собой как с объектом искусства. Меня удивляет реакция людей: “Почему вы так оделись?” Почему? Да просто захотела.

О самых маленьких картинах в мире

А еще много лет я занимаюсь монотипией. Это техника, которая основана на работе с отпечатками, полученными с других поверхностей. Отпечаток — пятно — образует эксклюзивный рисунок, в котором я вижу определенный образ. Это похоже на то, как в облаках мы часто видим некие рисунки. И я подумала: почему бы не сделать микро-формат, работая с иголкой. Так получились самые маленькие картины в мире.


Как правило, люди видят в моих картинах те смыслы, которые я изначально туда не вкладывала


 

Об обратной связи

Как правило, люди видят в моих картинах то, что я в них не вкладывала — то есть видят намного больше. Например, нашумевшая картина «Минотавры. Свадебная фотография», которая участвовала в выставке Фонда Шемякина «Монстры. Мифологические персонажи». Вокруг нее было много споров, ее даже снимали с выставки. Например, многие люди возмущались, почему жених — и уже с рогами. А я ведь просто хотела поженить минотавров.

минотавры 

О современном искусстве

Мне не очень нравится, что сегодня доминирует современное искусство и почти нет живописи. По-моему, должны быть представлены все направления: от реализма до импрессионизма. Галереи стремятся выставлять все самое модное — инсталляции, всякие эпатажные формы — но не всегда и не всем зрителям это подходит. Это такая европейская тенденция: в новых музеях Ниццы, например, нет ничего, кроме современного искусства. При этом все французские художники хотят выставляться в Москве и Петербурге, считая, что у нас картины продаются лучше.

О поддержке художников

В Европе на искусство и культуру выделяются деньги: художников поддерживают государство и меценаты. У нас нет никакой поддержки, и художник получает деньги, только став признанным. Я продаю картины и считаю, что искусство должно оплачиваться. Но в процессе работы над картиной думать о деньгах нельзя.

Наверх